Публикации

26.08.2020 15:29

Интервью Дмитрия Рогозина ТАСС

Госкорпорация «Роскосмос» продолжает работу над перспективными проектами в условиях жесткой конкуренции как на рынке пусковых услуг, так и в отношении программ исследования и освоения космоса. В рамках проходящего в Кубинке Международного военно-технического форума «Армия-2020» генеральный директор Госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин рассказал в интервью ТАСС о состоянии и перспективах бюджета корпорации, последствиях его сокращения, планах пусков ракет «Ангара», контрактах с Минобороны и утечке на борту Международной космической станции. 

***

— Нашли ли отверстие на МКС, которое приводит к утечке воздуха? 

— Проблема устранена. Российско-американский экипаж будет работать как обычно со всеми модулями станции и покинет свою временную изоляцию в российском сегменте. Еще раз хочу сказать, что выявленное российскими приборами падение давления было минимальным и угрозы работе станции не представляло. После завершения регламентных работ в американском сегменте МКС давление полностью стабилизировалось.

При этом подчеркну, что реакция экипажа и ЦУПов на изменение давления была совершенно оправданна. Космонавты изолировались в российском сегменте именно потому, что транспортный пилотируемый корабль «Союз МС», на котором экипаж прибыл на станцию, пристыкован к одному из модулей нашей части МКС. Таковы правила.

— Какие запуски ракет «Ангара», кроме той, что полетит с Плесецка в ноябре, запланированы на ближайшую перспективу? 

— У нас на следующий год запланирован запуск тяжелой «Ангары-А5» № 3. На ней будет вестись отработка прежде всего нового разгонного блока «Персей». Это перспективный разгонный блок, в котором очень заинтересован госзаказчик в лице Минобороны, ну и сам Роскосмос, естественно. Разработчиком блока является, как известно, РКК «Энергия» (входит в Госкорпорацию «Роскосмос»).

Точка, куда будем стрелять третьей «Ангарой», — геостационарная ли это орбита или точка Лагранжа, — а также вид полезной нагрузки, которая будет установлена на эту ракету, пока до конца не определены, полетное задание готовится.

— В следующем году также планируется только один запуск «Ангары»? 

— Два. Кроме тяжелой «Ангары» еще запланирован старт легкой версии — ракеты-носителя «Ангара-1.2». Но мы исходим из того, что и четвертая летная тяжелая машина также будет готова уже в 2021 году.

— Для ноябрьского запуска второй тяжелой «Ангары» с Плесецка какая-то полезная нагрузка предусмотрена? 

— Там будет запущен макет космического аппарата. Задача испытательного пуска состоит не в выведении спутника, а в отработке системы ракеты-носителя и «разгонника», а также в подтверждении технических характеристик ракеты, заданных заказчиком. Регламенты, которые прописаны для испытаний новой ракетно-космической техники, таковы, что они исключают возможность использования «живых» аппаратов в ходе нескольких первых стартов новых ракет. Вторая проблема — это страховка. Опять же, для первых испытательных пусков она высока, что «убивает» рентабельность коммерческого запуска.

Что касается третьей «Ангары» в следующем году, то мы ищем полезную нагрузку для нее, поскольку считаем, что риски запуска спутника будут существенно ниже на третьем пуске ракеты-носителя. Мы предлагаем всем нашим партнерам, включая университетские центры и частные компании, предоставить свои аппараты для этого третьего пуска, тем более что стоимость их отправки на целевую орбиту будет минимальна. Минобороны, кстати, тоже заинтересовано в том, чтобы найти полезную нагрузку для запуска со своего северного космодрома «Ангары» с блоком «Персей».

— Какой сейчас объем контракта с Минобороны на запуски ракет «Ангара»? 

— У нас подписан контракт на четыре серийные тяжелые «Ангары».

— Это включая легкую? 

— Две легкие «Ангары» изготавливаются в рамках ОКР. По завершении этой работы, соответственно, рассчитываем подписать контракт на весь объем ракетно-космической техники, которая заложена в государственной программе вооружения до 2027 года. Сколько это «в штуках», не комментирую.

Кроме того, по линии Роскосмоса мы подписали с Центром Хруничева (входит в Госкорпорацию «Роскосмос») контракт на опытно-конструкторскую работу «Амур». Речь идет о модернизированном варианте «Ангары» для космодрома Восточный. Там будет уже более мощный двигатель РД-191М. Мы уберем «винегрет» систем управления, который сейчас есть во всех универсальных ракетных модулях «Ангары». Будет единая система управления во всех трех ступенях ракеты, в том числе в «пакете» первой ступени, состоящей из универсальных ракетных модулей. Ракета станет легче и мощнее. Это позволит нам с Восточного выводить не менее 27 тонн полезной нагрузки на низкую опорную орбиту.

Ну и параллельно мы готовимся сейчас к заключению контракта на «Ангару-А5В» с третьей водородной ступенью. Потому что универсальный стартовый стол на Восточном и сопутствующую инфраструктуру мы готовим и под «Ангару» с водородной ступенью.

— Где будет делаться водородная ступень? 

— Разработчиком и производителем третьей водородной ступени будет КБ «Салют», КБХА и Московский ракетный завод Центра им. М.В. Хруничева, а омский филиал центра будет серийно выпускать универсальные ракетные модули текущей и модернизированной версии «Ангары».

— Когда будет подписан контракт на создание «Ангары» с водородной ступенью? 

— Контракт будет подписан тогда, когда будет подтверждено финансирование. Мы должны осенью закончить все переговоры с Министерством финансов. Параметры финансирования Федеральной космической программы до 2025 года должны быть обеспечены в соответствии с ее паспортом. По паспорту ФКП до 2025 года должна насчитывать 1 трлн 406 млрд рублей, а в реальности она уже сейчас урезана на 150 млрд рублей. И это не считая предполагаемого секвестра космических программ, который связан с падением дохода федерального бюджета.

Поэтому я буду защищать основные позиции Федеральной космической программы, где и прописан переход более мощной «Ангары» с Восточного на третью водородную ступень. Это резко поднимет мощность этой ракеты.

— То есть вы хотите вернуть финансирование до уровня, указанного в паспорте? 

— Да, мы считаем, что то, что было обещано космической отрасли в размере 1 трлн 406 млрд, нужно вернуть отрасли. Еще в декабре 2015 года перед принятием ФКП на совещании у президента РФ в Сочи я говорил, что сокращение финансирования отрасли ниже 1 трлн 406 млрд приведет к ее деградации. Надеюсь на поддержку правительства.

— Какова сейчас ситуация по «Морскому старту»? 

— «Морской старт» находится в ведении владельца компании S7. Владислав Филев по-прежнему оплачивает нахождение командного судна и плавучей платформы в порту Славянка. Поддерживаются также все системы в нормальном состоянии. Сейчас мы ведем переговоры о том, каким образом будут выстроены отношения между партнерами при создании эксплуатирующей компании. Эта же компания должна взять на себя как дооборудование «Морского старта» аппаратурой, которая была снята американцами с пусковой платформы и командного судна, так и создание береговой инфраструктуры.

Мы понимаем, что сама компания S7, которая смогла выкупить и переместить платформу к российскому берегу, в условиях пандемии, как любой пострадавший авиаперевозчик, испытывает колоссальные трудности. Государство готово протянуть руку. Состав кооперации, я надеюсь, будет определен на нынешней неделе. Я думаю, что это будет новая эксплуатирующая компания-оператор, создаваемая в рамках государственно-частного партнерства.